mojdomletaet: (Nefertiti)
[personal profile] mojdomletaet

Место антисемитизма в идеологии и пропаганде ВО «Свобода» (ч.1)

28.10.2013 Вячеслав Лихачев

Вячеслав Лихачев
Среди вопросов, получивших актуальность в украинском общественно-политическом контексте, сложившемся после парламентских выборов осени 2012 года, отдельное место занимает комплекс до сих пор не имеющих однозначного толкования проблем, связанных с характером идеологии Всеукраинского объединения (ВО) «Свобода»: Корректно ли определить эту партию как «национал-радикальную», «праворадикальную», «ультранационалистическую», «экстремистскую», «шовинистическую», «неонацистскую»…? Какое место занимает в идеологии и пропаганде партии ксенофобия, в частности, антисемитизм? Будет ли соответствовать действительности утверждение, что «Свобода» – антисемитская партия? *

Как охарактеризовать «Свободу»?

Как ни странно, эти вопросы, требующие, казалось бы, просто внимательного анализа программных документов, официальной партийной пропаганды, заявлений, интервью и других текстов идеологов и лидеров партии, на настоящий момент нельзя считать разрешенными даже в исследовательской литературе. Впрочем, полноценный корпус литературы о «Свободе» еще не успел сложиться, хотя в последний год ситуация меняется, в связи с выходом партии из маргинального положения. Но пока что многие тексты об этой политической силе, как свойственно актуальной публицистике на постсоветском пространстве, носят поверхностный, а иногда и откровенно пропагандистский характер.
В рамках данной статьи я предпринял попытку подойти к решению относительно простого вопроса: можно ли считать идеологию и пропаганду «Свободы» антисемитской?
В целом, трудность объективного анализа идеологии и деятельности «Свободы» обусловлена, в частности, тем, что в конкретной политической реальности многие вопросы относительно оценки этой партии носят практический характер. Политики, общественные деятели и гражданские активисты пытаются определить для себя, допустимо ли вступать в союзные отношения со «Свободой», участвовать с ее представителями в одних мероприятиях и кампаниях, сотрудничать в рамках различных объединений и коалиций.
Даже в украинском обществе, в котором концепция «No Platform»1 не является частью общественного консенсуса, эти вопросы стоят довольно остро. В итоге, высказываемые публично определения этой политической силы разбросаны в диапазоне от «фашисты» и «нацисты» до «умеренные националисты» и «настоящие патриоты». То же можно сказать об антисемитизме – как системный элемент партийной идеологии он гиперболизируется одними наблюдателями и полностью отрицается другими.
Дополнительную путаницу вносят целенаправленные политико-пропагандистские информационные кампании, направленные как на дискредитацию «Свободы» (и таким образом – в целом всей политической оппозиции, находящейся с этой партией в тесных союзнических отношениях, в том числе закрепленных в ряде совместных документов), так и наоборот – на исправление имиджа этой партии. Например, в ночь на 19 марта 2013 года ряд объектов, имеющих символическое значение для киевской еврейской общины, были обклеены листовками антисемитского содержания с символикой и координатами политической партии Всеукраинское объединение «Свобода»2. Листовки были размещена на памятнике писателю Шолом-Алейхему, на доме, где родилась Голда Меер, возле ресторана «Цимес», синагоги и на других зданиях. Текст листовки представлял собой цитаты из поэтических произведений Тараса Шевченко, которые могут быть интерпретированы как антисемитские. Пресс-служба ВО «Свобода» заявила, что партия не имеет отношения к этим листовкам, которые представляют собой «провокацию власти»3.
Насколько можно судить, в данном случае, равно как и в некоторых других (например, с содержащими угрозы письмами в адрес политиков и общественных деятелей еврейского происхождения от имени «Свободы»4), действительно имела место провокационная кампания с целью дискредитации партия. То же можно сказать про вызвавший серьезное беспокойство в обществе инцидент в Черкассах, где 6 апреля 2013 года группа молодых людей в футболках с надписью «ВО «Свобода» на спине и «Бей жидов!» на груди, не имеющих на самом деле никакого отношения к партии, устроили драку на оппозиционном митинге5. Подобные провокации дают функционерам «Свободы» и симпатизирующим ей наблюдателям основание утверждать, что все приписываемые партии проявления антисемитизма являются результатом лживой пропаганды. Соответственно, лидеры «Свободы» и симпатизирующей этой политической силе наблюдатели заявляют, что все обвинения партии в антисемитизме являются результатом «грязных провокаций» со стороны политических оппонентов и власти и не являются объективной оценкой реальной позиции партии. В этом контексте, в частности, можно вспомнить высказывание бывшего премьер-министра и непререкаемого, хотя «символического» лидера оппозиции Юлии Тимошенко, которая в интервью французскому журналу Politique Internationale призвала мир «не слушать обвинений в ксенофобии в адрес “Свободы”»: «Я убеждена, что “Свобода” докажет миру: лживые обвинения, которые про нее распространяют – не более, чем грязная пропаганда»6.
Даже такие определения, как «радикальная партия» применительно к «Свободе» не являются общим местом. Так, накануне голосования по выборам в Верховную Раду лидер Партии «Украинский демократический альянс за реформы» (УДАР) Виталий Кличко так прокомментировал перспективу сотрудничества со «Свободой»: «Существуют большие опасения. Со многими, вещами которые предлагает “Свобода”, можно соглашаться. С некоторыми из них, которые попахивают правым радикализмом, согласиться тяжело»7. Лидер ВО «Свобода» Олег Тягныбок следующим образом прокомментировал это высказывание: «Интересно было бы узнать у Кличка, что он имеет в виду про радикализм. Пусть бы он уточнил, что в нашей программе, в наших действиях, в наших словах… Или у него то же самое такое впечатление от определенной контрпропаганды против “Свободы”? А то так рассказывают, комментируют: “Свобода”, радикальная, такая-сякая, ультра-радикальная… А конкретно можете что-нибудь назвать? Что вас так пугает? Никто не называет. Вот так себе стереотипы навязали по отношению к “Свободе”»8.
Аналогичная ситуация складывается с оценкой «Свободы» как антисемитской партии. Подобная характеристика часто встречается в публицистике, а также в научных текстах и политических документах. Руководство партии, в том числе ее лидер, отрицают антисемитский характер идеологии «Свободы». В многочисленных интервью на эту тему Олег Тягныбок утверждает: «“Свобода” не антисемитская партия. “Свобода” не ксенофобская партия. “Свобода” не анти-русская партия. “Свобода” не анти-европейская партия. “Свобода” просто про-украинская партия. И все»9.
Понятно, что не стоит расценивать мнения, высказываемые в рамках политической дискуссии, как результат объективного и компетентного анализа. Ситуация осложняется тем, что и в экспертной среде отсутствует однозначная, достаточно четкая авторитетная оценка идеологии и политической практики «Свободы». Даже оценка идеологии «Свободы» как «правой» вызывает у некоторых наблюдателей определенные сомнения из-за заметного «левого» уклона в экономической части программы, предполагающей значительное усиление роли государства в экономике. Если определение этой партии как «националистической» не вызывает ни у кого возражений (и, собственно, совпадает с самоопределением и позиционированием), то, например, описание ее как «радикальной» («национал-радикальной» или тем более «праворадикальной») уже не является частью общественного консенсуса.
Разумеется, в специфической постсоветской украинской партийной системе в целом существует некоторая проблема поиска адекватного определения для идеологии той или иной политической силы – как по шкале «правые – левые», так и в рамках любой другой принятой в политической науке классификации. В основном, украинские политические проекты не имеют ярко выраженного и четко артикулированного идеологического «профиля». Личность лидеров имеет гораздо большее значение, нежели программа, которая часто воспринимается либо как чисто формальный документ, необходимый для регистрации, либо как пространство для нереалистичных обещаний. В еще большей степени это относится к предвыборной агитации, часто содержащей максимум расплывчатого популизма с минимумом конкретизации относительно механизмов достижения обещанного избирателю грядущего царства изобилия. Кроме того, с учетом регионального разброса в ценностях и ожиданиях украинских граждан крупные политические силы, претендующие на широкую поддержку, в значительной степени цинично варьируют свою пропаганду по вопросам, имеющим неоднозначную трактовку, в зависимости от региона, либо же старательно избегают конкретизации позиции по этим вопросам.
На этом фоне пропаганда «Свободы» описывает эту политическую силу как «идеологическую». Согласно их собственным словам, националисты участвуют в политике ради отстаивания определенных ценностей, и в этом, якобы, их отличие от других политических сил современной Украины, «обслуживающих экономические интересы олигархов и финансово-промышленных групп». Кроме того, в официальной пропаганде партии постоянно акцентируется непрерывность истории организации и верность заложенным с самого начала идеологическим принципам. Так, на юбилейном съезде партии в 2011 году, посвященном двадцатилетию организации, подчеркивалось, что это одна из немногих украинских партий, которая имеет 20 лет непрерывной истории. «Ребрендинг» 2004 года (смена названия партии с Социал-национальной на «Свободу» и изменение официальной эмблемы) носил исключительно поверхностный характер и коснулся только символики и, отчасти, риторики.
Разумеется, в случае самопрезентации речь идет о пропаганде, а не о критическом анализе. Однако и исследователи, поставившие перед собой задачу проанализировать политический спектр современной Украины, порой оценивают «Свободу» как «идеологическую» партию10. В свете вопросов, интересующих меня в рамках данной статьи, в этом контексте мне важно подчеркнуть претензию партии на последовательность и «идеологичность». Во-первых, она означает, что все то, что говорится в партийной пропаганде устами лидеров, функционеров, а в последний год и депутатов, действительно является взглядами партии. Во-вторых, «Свобода» настаивает на последовательности в идеологических вопросах. Т.е., вся совокупность официальной пропаганды, включая выходившую еще под брендом Социал-национальной партии Украины, может рассматриваться как актуальная и действительная частью идеологии организации. Это означает, что для вынесения оценки, является ли идеология «Свободы» антисемитской, необходимо посмотреть, являются ли тезисы, которые можно оценить как антисемитские с точки зрения современного понимания этого термина, органической частью пропаганды партии.
В силу длительной истории, сложной системы аргументации претензий к евреям, гибкости и вариативности различных модификаций идеологии, современный антисемитизм представляется собой сложное и многосоставное явление. Соответственно, и предпринятые в последние годы попытки дать ему полное и исчерпывающее определение, в рамках которых ученые и эксперты постарались поместить все современные разновидности этого явления, также не отличаются лаконичностью. В рамках данной статьи я буду ориентироваться на рабочее определение, принятое ОБСЕ на основе предложений экспертов Института изучения расизма и антисемитизма им. С. Рота Тель-авивского университета11.


Апелляция к истории

Наибольшую известность во всей антисемитской пропаганде «Свободы» имеет выступление лидера партии Олега Тягныбока на горе Яворина в 2004 году, в которой тот воздал должное бойцам Украинской повстанческой армии (УПА), которые «боролись с москалями, боролись с немцами, боролись с жидами12 и прочей нечестью, которая хотела забрать у нас наше украинское государство», а присутствовавших назвал той силой, которую больше всего боится «москальско-жидовская мафия, управляющую Украиной»13. По факту этого выступления в отношении О.Тягныбока было возбуждено уголовное дело по ст. 161 Уголовного кодекса («разжигание межнациональной вражды»), однако после «оранжевой революции» дело было закрыто, не дойдя до суда. Кроме того, О.Тягныбок был исключен из парламентской фракции блока Виктора Ющенко «Наша Украина», в которую он входил, будучи избранным в парламент по одномандатному округу. Одна из лидеров «Свободы» Ирина Фарион, избранная в 2012 году в Верховную раду, тогда активно защищала председателя партии от осуждения за антисемитизм, утверждая, что все подобные нападки – это «проявление зависимости от тех, кого О.Тягныбок удачно обозначил как «москальско-жидовскую» мафию», в то время как «ни один осведомленный человек не сомневается, в чьих руках сосредоточена власть и кто является первопричиной государственной разрухи»14.
В 2005 году Олег Тягныбок поставил свою подпись под коллективным письмом, содержащим требование запрета еврейских организаций на территории Украины15, причем его подпись под документом стоит третьей, после подписей инициатора заявления президента Межрегиональной академии управления персоналом (МАУП) Георгия Щокина и президента Академии высшей школы Украины М.Дробнохода16. Уже нескольких приведенных примеров достаточно, чтобы уверенно утверждать, что руководство «Свободы» систематически прибегает к антисемитской риторики. Но для окончательного разрешения вопроса об антисемитизме «Свободы», необходимо понять, является ли он важным и системным элементом ее идеологии и пропаганды. Представляется, что и на этот вопрос следует дать положительный ответ.
Антисемитизм «Свободы» носит традиционный характер и мало чем отличается от традиционного антисемитизма начала – середины ХХ века. Основной темой в антисемитской пропаганде «Свободы» является историческая: идея противостояния украинского народа и «жидовского большевизма»17, стремившегося поработить и/или уничтожить украинцев.
В описании мифического противостояния украинского народа и «жидо-коммуны» сам лидер партии О.Тягныбок не брезгует использовать известную фальшивку18, созданную, насколько возможно установить, петлюровским атаманом А.Гулием-Гуленко и его политреферентом В.Савенко в 1920 году в рамках антибольшевистской пропаганды19 – т.н. Инструкции агитаторам-коммунистам на Украине, якобы представляющие собой выступление Льва Троцкого. В эфире радио Эра в рамках дискуссии О.Тягныбок, дважды подчеркивая, что цитирует Троцкого, воспроизводит следующий фрагмент этой фальшивки: «Ни для кого не секрет, что не Деникин принудил нас оставить пределы Украины, а грандиозное восстание, которое подняло против нас сытое украинское крестьянство. Коммуну, чрезвычайку, продовольственные отряды, комиссаров-евреев возненавидел украинский крестьянин до глубины души. В нем проснулся спавший сотни лет вольный дух запорожского казачества и гайдамаков. Это страшный дух, который кипит и бурлит, как самый грозный Днепр на своих порогах и заставляет украинцев творить чудеса храбрости»20.
Видимо, апелляция к «документам» (как поддельным, так и реальным) должна придать авторитета пропаганде «Свободы», в том числе в части антисемитизма. Так, в партийной пропаганде весьма одобрительно (как признак того, что «мы, украинцы, никогда не были теми, кто молча, наклонив голову, идет на убой») цитируются листовки времен первых лет советской власти, в которых содержится «приказ»: «ни одной хлебины для жидовских спекуляций не имеете вы права отдать, он весь останется на местах»21.
Аналогично, в другом историческом материале, посвященном периоду Голодомора, цитируются высказывания рабочих, зафиксированные в донесениях начальника горотдела ГПУ по фамилии Ходос. Один рабочий говорит: «Сегодня только кучка людей живет хорошо, в основном евреи, остальные обречены на гибель»; его поддерживает другой: «Была когда-то жизнь, все было дешево, есть было что. А теперь мы стали рабами навсегда. Живут только евреи»22. Эти цитаты предваряются комментарием, согласно которому «Начальник городского ГПУ был, наверное, старательным работником и в своих донесениях отображал реальную картину жизни города». Хотя, в отличие от предыдущего примера с листовками, эмоциональный оттенок одобрения «народного голоса», зафиксированного в донесениях ГПУ, не столь очевиден, однако противопоставление «хорошо живущих евреев» (вместе с начальником ГПУ Ходосом) и страдающего украинского народа видно в материале отчетливо. Полагаю, нет необходимости пояснять, почему некритическое воспроизведение в актуальной политической пропаганде подобных исторических материалов как «отражающих реальную картину мира» является анахронизмом, ненаучно и некорректно.


От «жидо-большевизма» к «еврейской оккупации»

Неутомимым разработчиком концепта противостояния украинцев «жидо-коммуне» и в целом одним из ярких выразителей антисемитских настроений в «Свободе» был Юрий Ильенко (1936 – 2010) – выдающийся украинский режиссер, который до своей смерти был одним из наиболее ярких спикеров партии, по сути, ее публичным лицом, вторым по значимости после лидера и отец сегодняшнего руководителя киевской городской организации партии Андрея Ильенко. На официальном партийном сайте в разделе «Лидеры партии» Ю.Ильенко идет вторым (из семи человек) после Олега Тягныбока23. В списках кандидатов ВО «Свобода» на парламентских выборах в 200624 и 200725 годах он занимал второе место после председателя партии. Статьи Ю.Ильенко, представляющие собой довольно своеобразный поток сознания, переполнены упоминаниями «большевистского сионизма»26 (или даже через дефис, «большевизм-сионизм»27), «русско-еврейского и еврейско-американского оккупационного режима»28, или пассажами вроде такого: «Украины нет. Мы ее проворонили. У нас ее украли. Нам ее подменили российско-американо-сионистские повитухи при рождении. […] Сегодня информационный простор Украины под двойной оккупацией: русско-сионистской и американо-сионистской»29.
Наиболее полноценно глобальная картина мира, окрашенная в яркие антисемитские тона, нарисована в тексте «Или – или», так же, как и другие статьи и выступления Ю.Ильенко, размещенном на официальном сайте «Свободы»30. Ю.Ильенко начинает с констатации того, что этническая культура (без которой нет нации) базируется на двух «составляющих» – географии («то есть территории») и истории. Далее автор начинает разворачивать классическую антисемитскую схему: «У этносов, оторванных от материнской культуры – неизбежно возникает идеология присутствия в той культуре, где этот этнос себя идентифицирует на данный момент. Территория выживания коллапсирует, сужается, концентрируется до размера отпечатка стопы в земле, где сейчас стоит тот, у кого отсутствует своя этническая территория, ну, хоть бы то был русский, или еврей». Отвлекшись ненадолго на критику умозрительного носителя русского дискурса, «который искреннее не может понять, что он оккупант»31, Ю.Ильенко возвращается к «еврейскому вопросу» и рисует стандартную для антисемитского дискусра конспирологическую «антисионистскую» модель: «У великой культуры одного из таких этносов, который не имел собственной этнической территории, на сломе XIX и ХХ веков зародилась идеология создания собственного национального государства на… не имеет значения какой территории, и не имеет значения, что та территория на тот момент была территорией другого этноса, имело значение единственное, что когда-то тот этнос (народ) по Библии был изгнан с этой территории. Эта идеология получила название – сионизм. […] В 1948 году государство Израиль было провозглашено и признано мировым сообществом. Собственно в тот момент сионизм, как идеология мог бы упокоиться на лаврах и сойти с мировой арены под аплодисменты Организации Объединенных Наций, как трагично сыгравший свою великую роль. Но сионизм со сцены не сошел. […] Сионизм выполнил первую очередь своей программы и взял себе псевдоним – глобализм – для выполнения второй очереди. Теперь задание еще более сложное, нежели создание национального государства. Теперь задание такое – развернуть отпечаток своей стопы в земле на которой ты стоишь до размеров

Profile

mojdomletaet: (Default)
mojdomletaet

September 2016

S M T W T F S
    123
45678910
1112131415 1617
18192021222324
252627282930 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:33 am
Powered by Dreamwidth Studios